В Самаре представили новую версию «Евгения Онегина»

В Самарском академическом театре оперы и балета состоялась премьера одной их самых любимых и популярных на русской сцене опер Чайковского «Евгений Онегин», сообщает «Российская газета».

Правда в отличие от классических версий с богатыми декорациями и яркими костюмами эта постановка выполнена в аскетичной сценографии: ничего лишнего и даже привычно необходимого. Вместо живописных картин барской усадьбы и сверкающих залов нешуточные страсти втиснуты в зауженное пространство сцены, обрамленное черными и белыми панелями. В костюмах преобладают все оттенки серого. А единственное яркое пятно - письмо Татьяны, которое из белого полотна, символизирующего искренность девичьих чувств в начле спектакля, превращается к финалу в ало-черный свиток, олицетворяющий горечь потерь. В них не только смерть Ленского, но и бессмысленность бытия живущих в тоске и нелюбви.

По замыслу постановщиков спектакля (кстати, оба - режиссер Владимир Петров и дирижер Александр Анисимов - лауреаты национальной театральной премии «Золотая маска»), основной акцент сделан не на пафос и внешнюю красивость, а на эмоциональную составляющую оперы, ее искренность. И хотя поклонники классических прочтений «Онегина» немало повздыхали о том, что не увидели привычно яркого спектакля, открытая к новому публика оценила его наивысшим баллом - возгласами «браво».

В таком прочтении творческий плод двух гениев - Пушкина и Чайковского - прозвучал квинтэссенцией роковых страстей, неразгаданных чувств, прерванных отношений. В каждом оперном персонаже здесь живут печаль и одиночество. И, несмотря на стремительное развитие действий, праздника в этом движении нет, а есть печальная история о людях, прошедших мимо своего счастья. Судьба Татьяны (по совпадению ее партию исполнила солиста Самарской Оперы Татьяна Ларина) и Онегина (Георгий Цветков) предопределена. Ведь Онегин, по сути, убил не Ленского, а «поэта» в себе. Лишившись этого светлого начала, он еще какое-то время пытается воскресить друга, общаясь с его «тенью» после дуэли. Но рок неумолим - как «в вышнем суждено совете»! Таким образом, сохранив неизменной музыку Чайковского, постановщики спектакля психологически усложнили его содержание.